Член Общественного совета при Ространснадзоре Смирнов Олег Михайлович дал интервью телеканалу ОТР

В четверг 9 декабря 2021 года вышел выпуск программы ОТРажение на телеканале ОТР на тему: День региона. Ханты — Мансийский автономный округ. Гостем студии стал член Общественного совета при Федеральной службе по надзору в сфере транспорта, заслуженный пилот СССР Смирнов Олег Михайлович.

Александр Денисов: Вот буквально в новостях у нас Елена Медовникова рассказала, что авиакомпания «Аврора» дальневосточная получит 6 млрд рублей субсидий на развитие как раз региональных маршрутов. Малая авиация априори субсидируемая и от нее не стоит дожидаться возврата инвестиций?

Олег Смирнов: Этот край, о котором вы ведете речь, Югра так называемая, — это для авиации особая песня. Потому что мне приходилось летать в эти края, Нижневартовск, Сургут и все названные вами точки, приходилось там летать на малой авиации в свое время, а потом организовывать колоссальный рост этого района в 1980-е годы, когда я работал в Министерстве гражданской авиации. И по заданию министра я часто бывал там, потому что там работали тысячи летательных аппаратов «Аэрофлота».

Не было ни дорог, ни строений больших, ни аэропортов, а дороги там мостились как… Вот мостится дорога, а почва вся болотистая, и эта дорога на следующий год исчезала — просто бетон тонул в болоте — накладывали второй слой и т. д. И конечно, самым рациональным способом передвижения и доставки грузов и других материалов была авиация.

И вот мы организовывали там присутствие тысячи вертолетов, самолетов для того, чтобы организовывать рост Югры, которая сейчас стала самым заметным и первым добытчиком газа, нефти и других ископаемых. Сейчас это другой мир. Сейчас, вы уже сказали, 9 аэропортов — это прекрасные аэропорты, замечательные взлетно-посадочные полосы. Построили сотни километров автодорог, железные дороги и т. д.

Сейчас другой мир. Не хватает одного: опять же, не хватает инфраструктуры авиационной тех лет, 30-ти лет тому назад, когда каждый населенный пункт Югры имел регулярную связь при помощи авиации с районными центрами, а районный центр уже имел связи с областными и пошло-поехало.

Вот это и надо восстанавливать, потому что это право человека на свободу передвижения, право конституционное. И кстати говоря, отвечая прямо уже на вопрос, который вы задали: везде подобные полеты убыточны, во всем мире. Но весь мир эти полеты поддерживает. И Соединенные Штаты — в самом северном штате, как вы знаете, там проблемы не меньше — и Австралия, где север является пустыней жаркой, где транспорта никакого нет, Китай поддерживает в своих высокогорных районах подобные, и мы тоже поддерживаем.

У нас, как вы знаете, есть специальные казенные аэропорты в Якутии и на Дальнем Востоке, которые поддерживает государство. И вот в этом направлении надо двигаться и Югре. Там все отлично, с точки зрения большой и средней авиации, можно улететь в любую точку нашей страны. И даже за рубеж можно улететь из этих названных вами пунктов, но пока еще остается проблема регулярных полетов в тех населенных пунктах, как вы сказали, куда можно добраться только самолетом или вертолетом и куда 30 лет тому назад эти доставки были организованы. А сейчас за 30 лет они в большинстве случаев разрушены, и возможности материальные лететь тоже далеко не у всех находятся.

Ольга Арсланова: Я прошу прощения, уточнить хотела. Я так понимаю, что с самолетами, вертолетами как раз проблем нет. Есть проблема с посадочными полосами, которые за эти 30 лет пришли в негодность: их нужно восстанавливать, строить заново – это огромные инвестиции.

Олег Смирнов: Конечно, это прежде всего. Ломать – не строить. Ломать – это очень легко. Вот за 30 лет у нас сломали тысячи аэропортов. Это идиоту дай в руки кувалду и скажи «разрушь золотой дворец», и он с улыбкой на лице разрушит это дело. А вот строить… Сейчас поняли, что это ошибкой было: тысячу аэродромов разрушили малой авиации, и сейчас это все надо строить, это все деньги.

Но у нас возникла проблема, которой не было 30 лет тому назад с самолетами. 30 лет тому назад «Аэрофлот» имел 15 тысяч летательных аппаратов, и все они были нашего национального производства, а сегодня, как вы знаете, 90% перевозок производим на самолетах западного изготовления: Boeing, Airbus, Embraer и т. д.

Это тоже проблема, которую, кстати говоря, сейчас президент ставит прямо в лоб нашей промышленности: сделать самолет, который бы заменил «Ан-24», который активнейшим образом производил полеты, и самолет «Ан-2». Вот самолет «Ан-2», я хочу сказать несколько особо, это самолет уникальный, которому нет равных в мире.

Я лично в Югре летал в командировки — нас посылали, я в Казахстане в то время работал, в «Аэрофлоте» – я на «Ан-2» летал в Югре, и на колесах, и на лыжах зимой, и на лодках — там же удобно очень, много речушек, много озер, и сам Сургут стоит на пересечении Оби и Иртыша — мы подруливались, садились на лодках, на поплавках, подруливали к берегу прямо рядом с аэропортом, а далее уже аэропорт делал свои дела.

Сейчас этого нет. Как сказку сейчас я рассказываю, а это все было. Перед вами сидит человек, который это все, так сказать, своими руками исполнял. Вот к этому и надо стремиться. Нам надо воспроизводить опять в нашей промышленности самолеты типа «Ан-2», у которых мы постарались заглушить производство и прекратить их выпуск и запчастей к ним — все-все прекращается, а ресурс оставшихся вырабатывается, и мы остаемся без этих самолетов. Покупать западные – ну это сразу удорожает и цену перевозок, и авиабилетов. И потом, равных самолету «Ан-2» западных просто нет самолетов. Нету самолетов, равных «Ан-2» – вот такое гениальное изделие.

Александр Денисов: До сих пор там летают, кстати, «Ан-2». Вот как раз вот до Березова из Ханты-Мансийска два часа «Ан-2» и… и летит.

Олег Михайлович! Про новые самолеты интересно, что вы эту тему подняли. На совещании у Президента — в октябре Госсовет был по развитию транспортрой… транспортной инфраструктуры в России, в том числе малой авиации – спросил Мантурова Владимир Путин, какие самолеты для малой авиации у нас разрабатываются. Вот министр привел в пример 19-местный «Л-410» — локализован на предприятии УЗГА в Екатеринбурге. И второй… вторую еще модель вот он привел – самолет ЛМС «Байкал», который демонстрировался на МАКСе.

Как оцениваете эти модели? И что, наверное, самое главное – нужно ли субсидировать государству приобретение этих самолетов региональными компаниями?

Олег Смирнов: Конечно, правильно названы вот эти номера. Министр знает, что докладывать: он же несет ответственность за это дело. Правда, министру еще надо было забра… задать вопросы от Президента, вот: «Почему вы, товарищ министр дожились до такого состояния, довели страну, что не выпускаете даже маленьких самолетов сами, а все ждете, когда Запад поможет. Вот этот бы вопрос надо задать. И за это очень строго надо административно наказать кого-то за запущенность нашего самолетостроения. Мы были великой самолетостроительной державой до 1990-го года.

А сейчас мы даже «Ан-2» заменить не можем – маленький самолет. Доработались! Но сейчас поскольку-постольку первое лицо заинтересовано, и у нас министры-производители работают только после пинка Президента. А так за 30 лет министру ни одному в голову не пришло самолет сделать, равный «Ан-2». А тут будут делать «Байкал». Но «Байкал» «Ан-2» не заменит. По своим тактико-техническим данным он хуже «Ан-2». Ну вот если параметры сравнить – он хуже «Ан-2». Он не заменит…

Но это уже шаг в правильном направлении. Его потом можно будет дорабатывать, его можно будет… инновации вводить всякие, как это делается во всем мире, и будет самолет. Дай бог, чтоб появился в обещанный срок. Давайте мы вместе с вами проследим, как слова министра Президенту Российской Федерации будут выполняться практически. И потом обсудим. И если самолет этот не будет выпущен, тогда мы с вами прямо в эфире попросим освободить этого министра с занимаемой должности…

Ольга Арсланова: Сурово!

Олег Смирнов: Как человека, обещающего неизвестно что.

Александр Денисов: Олег Михайлович! Субсидировать нужно приобретение этих самолетов региональными компаниями или сами справятся? Уже достаточно, что им аэропортовое обслуживание компенсируют регионы, ГСМ.

Олег Смирнов: Я думаю, что субсидировать придется все равно. Во-первых, цена нам пока еще с вами неизвестна. А цена будет известна тогда, когда самолет пройдет сертификацию. Вот когда пройдет сертифика… сейчас можно говорить все, что угодно. И министр нам будет лапшу на уши вешать как с «Суперджетом–100». Что он лучший в мире, самый дешевый в мире. А что мы получили? Вот чтобы не получилось как… такой же позор как с «Суперджетом-100», чтоб не получилось с «Байкалом» и «Л-610». А субсидировать перевозки и приобретение самолетов и содержание аэропортов обязательно придется.

Александр Денисов: Как вы считаете, — вот мы приводили слова Дениса Проценко, — он посещал Югру в этом году осенью. И привел в пример другим регионам. Чтобы так же развивали санавиацию. Каждому ли региону под силу содержать такой авиационный флот? Это же все за счет… за счет регионов. Понятно, Югра – достаточно зажиточный край. Остальным регионам, как думаете, под силу? Или в любом случае надо выкручиваться?

Олег Смирнов: Как выходили мы с вами, наша с вами страна уходила… выходила из этого положения 30 лет тому назад? Да, это… это серьезнейшая проблема, вы очень правильно ее подняли. Потому что иметь специальные самолеты, специальный парк, специальных летчиков, специальных инженеров, техников – это ну невозможно с материальной точки зрения. Поступили очень мудро: наш министр, Борис Павлович Бугаев, министр гражданской авиации, заключил соглашение с министром здравоохранения на совместную работу по санитарной авиации.

Как это происходило? Каждый объединенный отряд (в каждой области был объединенный авиационный отряд) – или сейчас авиакомпания называется, аэропорт – а раньше это было все вместе – объединенный отряд и… там и авиакомпания, и аэропорт был. Каждый… каждое авиапредприятие договорились, что «Аэрофлот» ставит ежедневно на дежурство санитарный самолет. Ежедневно! Малый самолет. И я вот в дежурстве был. И каждый пилот, которого вы спросите, в молодости который летал на «Ан-2», он находился в дежурстве.

Мы находились в гостинице в готовности №1. Как только появлялся сигнал, подъезжает «Скорая помощь», подъезжает врач. Мы садимся, нажимаем кнопку, взлетаем и летим. Притом это были очень подготовленные пилоты. Нужно было иметь допуск и оттренированным быть, и обученным садиться вне аэродрома. Вот я работал в Казахстане в то время – да и в Югре такая же ситуация – дают только там барана, а здесь оленей. Дают: вот этим скотоводам… что там кому-то плохо.

И дают нам широту и долготу. Они же кочуют все время, не на месте. Широту и долготу. Мы находим эту точку по широте и долготе, находим этот… эти юрты сверху, подбираем с воздуха площадку – это какое мастерство надо – и садимся прямо. Никаких аэродромов — ничего. Садимся на площадку.

Ольга Арсланова: Ой.

Олег Смирнов: Садимся зимой на лыжах, летом — на колесах. И врач свое дело делает. Или забираем мы на борт больного, или он там делает на месте — и улетаем. И я скажу, что мы спасали… «Аэрофлот» спасал тысячи жизней таким образом, тысячи. А остальные самолеты выполняли свои функции. Но один самолет всегда стоял в наряде, так сказать, на экстренном дежурстве. Вот так вышли из положения. Я думаю, что и сейчас надо близко к этому где-то.

Ольга Арсланова: Олег Михайлович, а современные пилоты справятся с таким? Мы же сколько слышим о том, что они летают на программе, на автопилоте. Это же, вы говорите, все руками делалось, в таких условиях.

Олег Смирнов: Но мы же… мы же справлялись. А современные люди должны быть лучше нас. Конечно, справятся. Но для этого нужна система подготовки.

Ольга Арсланова: Да.

Олег Смирнов: Чудес в авиации, как и везде, не бывает. Должна быть система подготовки — теоретическая и практическая. Сейчас хорошо, что есть еще… тогда ж тренажеров не было.

Ольга Арсланова: Ага.

Олег Смирнов: А сейчас есть тренажер. И это замечательный выход из положения. На тренажере можно любые создавать моменты: отказов всяких, нестандартных ситуаций и так далее. И это очень хороший навык дает для подготовки экипажей. Это не проблема, но нужна система.

Ольга Арсланова: Да.

Олег Смирнов: А система — если не хватает у современных руководителей государственного регулирования, так сказать, компетенции создать такую систему — поднимите документ тридцатилетней давности. Там все описано.

Ольга Арсланова: Спасибо большое, Олег Михалыч!

Александр Денисов: Спасибо!

Подробнее здесь: https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/yugra-polyot-normalnyy-55574.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.